+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Конвенция о праве граждан на жилье

Докипедия просит пользователей использовать в своей электронной переписке скопированные части текстов нормативных документов. Автоматически генерируемые обратные ссылки на источник информации, доставят удовольствие вашим адресатам. Перейти к основному содержанию. Форма поиска Поиск.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Для целей настоящей Конвенции ребенком является каждое человеческое существо до достижения летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее.

Практика ЕСПЧ по разрешению жилищных споров

Докипедия просит пользователей использовать в своей электронной переписке скопированные части текстов нормативных документов. Автоматически генерируемые обратные ссылки на источник информации, доставят удовольствие вашим адресатам.

Перейти к основному содержанию. Форма поиска Поиск. Практика ЕСПЧ по разрешению жилищных споров. Всегда ли Российские суды учитывают права человека? Прислушиваются ли к решениям, вынесенным Европейским судом?

На самом деле практика применения прецедентного европейского права не столь однозначна. В нюансах разбирался наш эксперт. Проблема соотношения национального и иностранного права порождает все новые и новые коллизионные нормы.

Их цель при регулировании спорного правоотношения - определить право, подлежащее применению. Однако в условиях повсеместной глобализации роль коллизионного регулирования отходит на второй план, вытесняясь принципом примата международного права над национальным. Указанный принцип воспринят многими национальными правовыми системами, в том числе и российской. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора".

Руководствуясь указанной нормой, 30 марта года Российская Федерация ратифицировала Конвенцию о защите прав человека и основных свобод далее - Конвенция. Хранителем Конвенции выступает Европейский суд по правам человека далее - ЕСПЧ , который формирует на основании ее норм прецедентное право, являющееся обязательным для стран - участниц Конвенции.

Именно поэтому суды Российской Федерации особое значение придают решениям и выводам ЕСПЧ, а граждане считают его "последней инстанцией". В этой связи интересно будет проанализировать правоприменительную практику российских судов по разрешению жилищных споров, а также вынесенные ЕСПЧ решения по данным вопросам. В году заявительница приобрела в собственность квартиру. Продавец квартиры В. В г. Было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества при приватизации квартиры в отношении неустановленного лица.

Об этом они уведомили Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы далее - департамент. После чего департамент обратился в суд с иском о признании приватизации спорной квартиры недействительной. В результате судебных разбирательств указанный иск был удовлетворен. Гладышева подлежала выселению из принадлежащей ей квартиры. По мнению судов, а именно Верховного Суда РФ, "статус добросовестного приобретателя заявителя не вызвал сомнений ни на одном этапе.

Однако суды правильно применили закон и удовлетворили законные требования истца". По их мнению, Гладышева не лишена защиты своего нарушенного права, поскольку не существует препятствий для ее обращения в суд с иском к продавцу недвижимости о возмещении убытков.

Рассмотрев указанную жалобу, ЕСПЧ пришел к следующим выводам. В данном деле не существует "автоматической связи между недействительностью сделки и волей собственника на передачу владения". Москвы касательно передачи права собственности". Возникшие в результате спора правоотношения находятся в частноправовой плоскости, поскольку именно "жилищный департамент г.

Москвы привлек заявителя к суду от имени города Москвы; соответственно, речь идет о споре между заявителем и муниципальным органом". Таким образом, "условия, при которых заявитель была лишена права собственности на квартиру, возлагали на нее индивидуальное и чрезмерное бремя, и власти не соблюли справедливого баланса между требованиями общественных интересов с одной стороны и правом заявителя на беспрепятственное пользование имуществом с другой стороны".

Что касается нарушения права заявительницы на уважение ее жилища, то "суд повторяет, что решение о выселении составляет вмешательство в право на уважение жилища с момента его вынесения, вне зависимости от того, было ли оно выполнено". На основании изложенного ЕСПЧ пришел к выводу о том, что права Гладышевой были нарушены, поэтому государство-ответчик должно обеспечить с помощью соответствующих средств полное восстановление права собственности заявителя на квартиру и отменить решение о ее выселении, а также компенсировать заявителю судебные расходы и моральный вред.

Подводя итог данному спору, нельзя не отметить, что верна была позиция Уполномоченного по правам человека в г. Приватизация является сделкой, заключаемой с государством в лице государственных чиновников, которые обязаны провести все необходимые проверки и обеспечить процессуальную безупречность сделки. Таким образом, ответственность государства наступает в любом случае невыполнения ими этой задачи.

В любом случае факт установления подделки документов не является основанием для признания перехода права собственности против воли владельца". Более того, Балакин и члены его семьи были поставлены на "общий" учет нуждающихся в улучшении жилищных условий по причине болезни дочери Балакина диабетом в тяжелой форме.

Балакин обратился в суд с жалобой на бездействие со стороны местных властей и уклонение от улучшения его жилищных условий. При рассмотрении дела районный суд заключил, что не имеет юрисдикции для рассмотрения спора, поскольку "первоочередное" предоставление жилья не означает, что оно должно быть предоставлено в определенный срок. Более того, существует терминологическая разница в понятиях "первоочередное" и "внеочередное" предоставление жилого помещения.

Действующий в то время Жилищный кодекс далее - ЖК РФ предусматривал лишь случаи предоставления жилья отдельным категориям граждан во внеочередном порядке. Отсюда следовало, что иск не подлежит рассмотрению судом, поэтому производство по делу было прекращено. Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве" и статьи 6 "Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях По мнению ЕСПЧ жалоба Балакина в части нарушения статьи 13 Конвенции не являлась приемлемой, поскольку "право, на которое ссылался заявитель по данному делу, явно относится к сфере социально-экономических прав, которые не охватываются Конвенцией".

Касательно нарушения статьи 6 Конвенции вопрос не решался так однозначно. Традиционный подход ЕСПЧ при разрешении вопроса о наличии "права", обеспечивающего применение статьи 6 Конвенции, основан на различии между материальным содержанием упомянутого права и возможными процессуальными препятствиями для его защиты.

ЕСПЧ "не может путем толкования пункта 1 статьи 6 Конвенции создавать материальное гражданское право, которое не имеет правовой основы в соответствующем государстве". По мнению российских судов, требование заявителя не подлежало рассмотрению в суде, и заявитель не имел "устойчивого основания иска" для целей возбуждения разбирательства.

Иными словами, права истца на первоочередное предоставление жилого помещения не существовало. Однако для ЕСПЧ спорным стал вопрос о том, подлежало ли судебной защите право на улучшение жилищных условий. Как разъяснил ЕСПЧ, "закон не устанавливал сроков предоставления жилья таким лицам. Он также не создавал конкретных обязательств для муниципальных образований по строительству или приобретению жилья в целях его распределения между нуждающимися семьями.

Факт включения в список нуждающихся - общий или "первоочередной" - означал лишь "признание намерения государства предоставить новое жилье при возникновении ресурсов для этого". Следовательно, с юридической точки зрения факт постановки на учет не давал заинтересованным лицам никаких принудительно исполнимых прав и не возлагал корреспондирующих обязательств на государство.

Различие, установленное судами страны между "первоочередным" и "внеочередным" предоставлением социального жилья, выглядит разумным. Обстоятельства дела содержат достаточное ясное указание на то, что заявитель не обладал "устойчивым основанием иска" в соответствии с национальным законодательством или, что в сущности то же самое, "правом, подлежащим защите". Анализируя вывод ЕСПЧ, нельзя не отметить следующего. При постановке на учет семьи Балакина в г. Согласно статье 5 Федерального закона от Право заявителя на первоочередное предоставление жилого помещения возникло до введения в действие ЖК РФ.

Поэтому при обращении в суд с жалобой на бездействие органов местной власти право заявителя на улучшение жилищных условий в материальном смысле существовало. А потому суды обязаны были признать существование указанного права в процессуальном смысле, вынеся решение об обязании предоставить Балакину жилое помещение. Другой вопрос, что право истца не может быть реализовано в первоочередном порядке, поскольку механизм такого предоставления не содержится в ЖК РФ.

В противном случае право Балакина должно быть реализовано во внеочередном порядке в отсутствие к тому оснований, а это приведет к нарушению части 1 статьи 57 ЖК РФ.

Прекращая же производство по делу, суды отказали Балакину в реализации права на судебную защиту, поскольку пришли к выводу, что его право на иск ни в материальном, ни в процессуальном смысле не существует. Они считают, что вопрос, поставленный перед ЕСПЧ, заключался не том, имел ли Балакин право на предоставление жилого помещения, а в том, должны ли были суды страны рассмотреть его иск, с помощью которого он пытался защитить это право.

По результатам рассмотрения жалобы они заключили, что "при данных обстоятельствах дело заявителя связано со спором о гражданском праве, которое, хотя бы на доказуемых основаниях, может считаться признаваемым национальным законодательством. Таким образом, на это требование распространялась защита статьи 6 Конвенции. Однако, прекратив производство по делу без рассмотрения по существу доводов заявителя и без вынесения решения по существу, суды отказали заявителю в доступе к правосудию. Соответственно, имело место нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции в этой части".

Заявительница на протяжении 10 лет проживала совместно со своим сожителем в квартире, нанимателем которой он являлся. После его смерти заявительницу выселили из указанной квартиры на том основании, что она не является членом семьи нанимателя. Не согласившись с данным решением, Прокопович обратилась в суд.

Однако российские суды в нарушение действующей в то время статьи 53 Жилищного кодекса РСФР отказали в удовлетворении ее иска. В частности, они указали, что "в суде нашло подтверждение, что Прокопович М. При обращении в ЕСПЧ заявительница указала на нарушение статьи 8 Конвенции, а именно ее права на уважение жилища.

Исследовав обстоятельства дела, ЕСПЧ очень тонко подошел к определению понятия "жилище". Нельзя не согласиться, что "концепция "жилища" по смыслу статьи 8 Конвенции не ограничена жилищем, занимаемым на законных основаниях или установленным в законном порядке. То, является ли место конкретного проживания "жилищем", зависит от фактических обстоятельств дела, а именно от наличия достаточных продолжающихся связей с конкретным местом проживания".

Поэтому неважно, был ли зарегистрирован брак заявительницы с нанимателем квартиры, была ли она официально зарегистрирована по месту проживания. Главное, что оспариваемая квартира стала ее домом, когда она вселилась в нее со своим сожителем. Решая вопрос о наличии вмешательства органов власти РФ в право заявительницы на уважение жилища и его обоснованности, ЕСПЧ указал: "выселение заявителя из оспариваемой квартиры государственными служащими представляло собой вмешательство в ее право на уважение ее жилища со стороны органов государственной власти".

Кроме того, вмешательство не может рассматриваться как осуществленное в соответствии с законом. Именно поэтому нарушение права заявительницы по смыслу статьи 8 Конвенции произошло.

Таким образом, несмотря на обязательность постановлений ЕСПЧ для российских судов, практика применения прецедентного европейского права не столь однозначна, как хотелось бы.

Ввиду чего обращение в ЕСПЧ не всегда оказывается эффективным способом защиты нарушенных прав. Однако ссылка на практику ЕСПЧ никогда не будет лишней при доказывании позиции в суде, а потому хочется вспомнить старое выражение: "Предупрежден - значит вооружен!

Москвы от

Конвенция о защите прав человека и основных свобод и Протоколы к ней

В соответствии с принципами правового государства, закрепленными Конституцией Российской Федерации, органы власти в своей деятельности связаны как внутренним, так и международным правом. Российской Федерации i. Пока Россия является членом Совета Европы и Европейской конвенции о защите прав человека, однозначно российские суды исполняют и будут исполнять решения ЕСПЧ. Постановлением Европейского Суда по правам человека от 18 ноября г. Согласно ст. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности, или защиты прав и свобод других лиц. Постановление Европейского Суда по правам человека от 18 ноября г.

Дело «Прокопович (Prokopovich) против Российской Федерации» в практике разрешения жилищных споров

Конституцией Российской Федерации ст. Одним из приоритетных направлений развития области является жилищное строительство, которое и в году характеризовалось положительной динамикой ввода жилых домов — , 4 тыс. Несмотря на это, в году сократилось количество лиц, обеспеченных жилыми помещениями по договорам социального найма и составило человек, по сравнению с годом, в котором жилые помещения были предоставлены гражданам.

Данный документ в других форматах можно скачать здесь:. В настоящем виде документ опубликован не был. Статья 1 Обязательство соблюдать права человека. Высокие Договаривающиеся Стороны обеспечивают каждому, находящемуся под их юрисдикцией, права и свободы, определенные в разделе I настоящей Конвенции. Право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание.

Правовой статус права на достаточное жилище основывается на следующих основных международных положениях о правах человека:.

Конвенция о коренных народах и народах, ведущих. Настоящая Конвенция распространяется:. Указание самих народов на их принадлежность к числу коренных или ведущих племенной образ жизни рассматривается как основополагающий критерий для определения групп, на которые распространяются положения настоящей Конвенции. Использование термина "народы" в настоящей Конвенции не рассматривается как несущее какой-либо смысл в отношении прав, могущих заключаться в этом термине в соответствии с международным правом.

Ваш IP-адрес заблокирован.

.

.

.

.

Праву на достаточное жилище уделяется все более пристальное внимание 4 Право собственности закреплено также в Американской конвенции о правах человека права на достаточное жилище гражданам и негражданам​.

.

.

.

.

.

Комментарии 0
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Пока нет комментариев.